preloder
Images   Images   Images
+99871 205 11 11

Доставка пиццы: 10:00 до 02:30, без выходных

Герой интервью — молодой депутат Олий Мажлиса. Он много лет работал в «Камолоте», а недавно стал руководителем ташкентского отделения Союза молодежи.

Однако дополнительные задачи не мешают ему работать со своим электоратом, активно заниматься вопросами молодежи и верить, что все возможно, если захотеть.

 

Сначала была мечта

У меня никогда не было мечты стать космонавтом или чемпионом мира по боксу. На вопрос «Кем я хочу быть?» в детстве, как и миллионы других детей, я всегда отвечал, что хочу быть президентом или премьер-министром. Тогда это были люди, которых я чаще всего видел по телевизору, хотел им подражать и быть таким, как они.

В середине девяностых, когда было отстроено здание Олий Мажлиса, мы часто проезжали мимо него. И каждый раз я говорил родителям, что буду там работать. Мечта по сути была хорошая, родители говорили: «Дай Бог», но никто при этом не ждал, что через 20 лет я стану политиком.

В переходном возрасте я начал меняться. Думаю, это самый опасный возраст ребенка — он взрослеет, начинает кому-то подражать, у него появляются разные увлечения, новые и не всегда правильные друзья. И в то время у меня, так же, как и у множества подростков, начало формироваться свое окружение. Не могу сказать, что оно было хорошим.

Где-то к концу школы в бизнесе отца наступил кризис, и он обанкротился. Мне было неловко просить у него денег на тусовки и гулянки, так как дома их не всегда хватало даже на ужин. А так как гулять хотелось, я начал зарабатывать сам — работал официантом, продавцом в магазине, а позже начал продавать сотовые телефоны. С постоянным заработком вокруг меня сформировалось довольно плохое окружение. Я много тратил, много гулял, и родители забеспокоились.

 

Я считал «Камолот» местом для ботаников

Беспокойство родителей было понятно. Когда я пошел работать, несколько моих одноклассников благополучно успели сесть в тюрьму.  Благодаря довольно неплохим деньгам я потерял интерес к учебе, и родители решили найти мне работу. Близкий друг семьи посоветовал стать волонтером в «Камолоте».

Я смутно представлял себя в стенах этой организации — у меня было ощущение, что там собираются отличники и ботаники, что там скучно. А я в то время был самым популярным и современным парнем в школе, и работать там мне было неловко.

Но мне понравилось — по тем временам они устраивали самые красочные и интересные мероприятия, с ними было весело, и я начал преуспевать. Мне помогали качества, выработанные на улице, — я умел организовывать толпу и быть лидером. Придя на работу в 16 лет, выкладываясь по полной, за восемь месяцев я стал председателем детской организации «Камалак». Мое назначение было в наказание — Юнусабад, где я стал председателем, отставал от остальных отделов, и нужно было вывести его в лидеры.

Проработав там почти полтора года, я сдал документы для вторичного поступления в аграрный университет. При поступлении решил уйти из «Камолота», и, может быть, все бы пошло иначе, если бы не одна интересная встреча.

 

Встреча, изменившая решение

Работая на Юнусабаде, я подружился с хокимом района, так как, кроме работы в «Камолоте», выполнял его поручения по коммунальной сфере. И перед уходом из организации хотел с ним попрощаться. Пока ждал его, по соседству завязался разговор между начальником ЧОПа и молодым человеком, который искал работу. Ему было около 25 лет, и он хотел стать охранником: окончив бакалавриат и магистратуру в ТУИТ, он не мог найти другую работу, а кормить себя и семью было необходимо.

Я задумался о том, что прошел определенный путь. Оставив работу из-за института, через четыре года я вполне мог бы оказаться на месте этого парня. Придя прощаться, так и не зашел к хокиму.

Решив остаться на работе, я договорился приходить после учебы. И свои задачи отрабатывал до 10—11 часов ночи. Работать приходилось больше, но с тех пор это стало твердо выработанной привычкой: начиная с 2006 года и по сегодняшний день я работаю только так. Не потому, что кто-то меня заставляет, а потому что по-другому я уже не умею. Да и по вечерам легче — людей мало, больше концентрации, легче реализовывать свои идеи. Этот трудоголизм помог мне стать лучше, нужные и заинтересованные люди видели мою работу, видели отдачу, и это помогало двигаться по карьерной лестнице.

 

Чем интересна работа в «Камолоте»

Я очень сильно ошибался относительно моей первой работы. В Узбекистане для празднования государственных праздников привлекают молодежь и до последнего времени в первую очередь опирались на «Камолот». Как старейшина организации я всегда был в этом списке, несколько раз общался с нашим первым президентом. Близко поговорить, конечно, никогда не получалось, у человека был миллион дел, однако несколько раз мы разговаривали, даже танцевали как-то.

Общался в силу своей работы и с нынешним президентом, когда он был премьер-министром. С ним была очень интересная ситуация — проводился видеоселектор, и неожиданно премьер дал мне слово. Он спросил, что может сделать для молодежи города, что я хочу у него спросить.

Конечно, как у нас принято, я начал говорить, что все хорошо и нас устраивает, но он не удовлетворился этим ответом и требовал более конструктивного мнения. В тот момент я знал, что, в отличие от некоторых областей, у ташкентской молодежи не было своих спортивных и молодежных залов. И было бы хорошо, если бы у ташкентского «Камолота» появилась своя инфраструктура.

На этом же селекторе Мирзиёев дал поручение хокиму Ташкента перевести в наше ведение спортивный зал, три парка, в том числе экопарк. Позже было много ситуаций, когда я общался с ним, и он всегда оставлял впечатление человека дела.

 

Я стал очень молодым депутатом

В 2006 году, когда меня начали узнавать представители ведомств, хокимы и люди из госорганов, я получил предложения сразу от нескольких партий вступить в их ряды. Ближе всего мне была Либерально-демократическая партия, хотя я внимательно изучил работу и остальных. В том же году стал партийным членом УзЛиДеП, но активно участвовать в жизни партии начал намного позже.

В 2013 году партия предложила мне баллотироваться в депутаты. Трезво оценивая возможности, я хотел сначала попробовать себя в городском совете, думая, что в 26 лет рано идти в Олий Мажлис. Но меня убедили, что в парламенте нужны молодые люди с новым мышлением, и я поддался уговорам.

У меня была довольно бурная предвыборная кампания в одной из самых тяжелых частей Ташкента — в Старом городе. Там множество проблем: например, обновление района, его реконструкция, работа с самыми разными слоями населения. Я обошел почти каждую махаллю, изучал передовые методы ведения кампаний, одним из первых работал с социальными сетями, что было в новинку в системе национальных выборов. Моя программа была более реальной, не шаблонной, объяснялась обычным, доходчивым языком.

Выборы прошли в 2014 году, и я стал депутатом. И, разумеется, политиком.

Сейчас мне интереснее попробовать себя в исполнительной власти. Законодательная база дала мне потрясающий опыт, я смог посмотреть, как система работает на законодательном уровне. После депутатства попробовал бы себя в социальной сфере или занялся бы аналитической работой, например, в Аппарате Президента. Именно там занимаются стратегией, планированием, общением с народом, что, в принципе, вообще моя любимая часть.

Когда-то я хотел стать президентом, но сегодня понимаю, что мечта изменилась. Если раньше я гнался за должностью, то сейчас хочу оставить после себя след, сделать что-то, что, быть может, улучшит жизни людей, что-то полезное и достойное. И мне совершенно не важно, на какой должности этим заниматься. Иногда преподаватель может сделать больше, чем депутат.

 

 Казалось бы, при чем тут Узбекистан…

Живя здесь, я понимаю, что Узбекистан — страна возможностей. Она молодая, и в этом ее плюс.

Мне сложно было представить, что здесь могут доверить право нести глас народа человеку, которому только-только исполнилось 26, когда моими оппонентами были большие руководители с огромным багажом. Я уверен, что у каждого человека, который хочет работать, хочет что-то делать, есть большие возможности. Главное здесь — иметь желание. Сидя и причитая, вы так и останетесь на одном месте. Если тебе закрывают дверь, нужно искать лазейку, пытаться пройти. Никогда ничего не дается просто так, нужно не сдаваться и добиваться своего.

Многие считают, что невозможно стать кем-то или чего-то достичь без помощи родственников или родителей. Я просил помощи родственника только один раз, и, к счастью, он отказал мне. Я точно знаю: все мои повышения и результат работы — моя заслуга. Никто не сможет сказать, что я занял какую-то должность, потому что меня туда «поставили». И на своем примере могу утверждать, что только своим трудом можно достичь чего угодно.

 

***

Ташкент — мой город, и я его люблю. Всегда пытаюсь помочь людям, даже если они не из моего округа. Если ты можешь помочь, нужно помогать. Эти люди такие же жители Ташкента, вне зависимости от того, в какой части города живут. Если мы будем делить общественную жизнь по принципу «это моя работа, а это нет», развиваться будем гораздо дольше. Если отходить от настроения «мое-чужое», то все быстро поменяется.

Когда-то Америка просто начала строить дороги, которые вели в никуда, а позже вокруг них появлялись города, что позже превращались в Штаты.